Криптовойны

Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Мои статьи [0]
Статьи [33]


Друзья сайта


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2017, 04:54
Главная » Статьи » Статьи

Как США защищались от Сибирского газопровода

Международное противодействие

В мае 1983 года, до экономического саммита в Уильямсбурге, Международное энергетическое агентство подписало соглашение по газовой проблеме. Документ закреплял намерение Европы избегать зависимости от поставок одного поставщика, под которым подразумевался Советский Союз. Это было одно из трех соглашений, заключенных перед тем, как были введены санкции против Москвы в отношении нефте- и газопроводов.

В документе также говорилось об ускорении строительства газового месторождения Тролль в Норвегии и о том, что это потребует «надбавку за безопасность» в смысле цены и инвестиций для ускорения добычи. Но США считали совершенно необходимым нейтрализовать чрезмерную зависимость Западной Европы от советского газа.

Европа сопротивляется

Робинсон вспоминает, что было подготовлено три возможных варианта ответных действий на эти события.

Снять санкции было равносильно заявлению, что Америка не может достичь единства с союзниками, что она разожгла ожесточенный спор в НАТО. Европейцы поставляли американское оборудование и технологии по лицензионным соглашениям, несмотря на тот факт, что США считали это неприемлемым по условиям данных лицензий. К тому же особого эффекта на Москву санкции не оказывали. Возникала мысль: может, не стоит мучиться и лучше отказаться от них. Это был вариант первый.

Вторым вариантом было сохранить санкции. Проблема была в том, что, несмотря на то, что европейцы подписались под американскими санкциями, они начали весьма активно поставлять оборудование и технологии, тогда как большая часть этого оборудования и шла по американским лицензиям.

Третьим вариантом было ужесточение санкций, что подразумевало их распространение на иностранных лицензиатов и дочерние предприятия американских компаний. Был один крупный филиал американской компании во Франции – Dresser France. Но основной "добычей", смыслом третьего варианта были действовавшие по всему миру лицензиаты, потому что слишком много европейских друзей США работали по лицензиям General Electric и других компаний. Штаты в то время были едва ли не единственными обладателями технологии и оборудования для бурения вечной мерзлоты. Сегодня у многих стран мира есть буры, способные пробиться сквозь вечную мерзлоту, но тогда все было не так.

Сибирское "фиаско"

Описываемые события разворачивались вокруг первой нити Сибирского газопровода, еще до второй. Идеологи экономической войны с СССР точно знали: нужно было уничтожить вторую линию Сибирского газопровода, вспоминает Робинсон.

Люди сегодня считают историю с Сибирским газопроводом так называемым "фиаско" – даже те, кто принимал участие в работе, как, например, госсекретарь Шульц и другие. Они не рассматривали эту борьбу как стоящее дело. Никто не понимал, что с самого начала целью была вторая линия, которая на самом деле строится только сегодня. "Северный поток" является этой второй линией.

Кроме того, Америка хотела, насколько это было возможно, оттянуть строительство первой линии газопровода. Москва пыталась обойти препятствия, построить 25-мегаваттные турбины. Однако для этой технологии необходимы были роторы сложной модели, которые производила компания General Electric. СССР обратился к французам за помощью. Это была ударная попытка заместить американское оборудование и технологии. В конечном счете, она провалилась.

Удалось добиться задержки пуска первой линии на два с половиной года и уничтожить вторую линию Сибирского газопровода. Таков был план, и он сработал.

Экономический эквивалент ядерного удара

Элементы экономической стратегии по демонтажу Советского Союза были частью переговоров США с Европой о снятии с нее санкций, ужесточенных в 1982 году.

Европейцы изначально проявили открытое неповиновение. Они хотели поставлять свое оборудование и технологии, лицензии на большую часть которых были американскими. Это фактически означало применение законов США к Европе по принципу экстратерриториальности. Этот принцип был впервые применен во время конфликта по Сибирскому газопроводу.

В любом случае, европейцы не желали допускать распространения действия юрисдикции США на их компании, в независимости от того, были ли американские технологии основополагающими для оборудования и мощностей, которые Европа поставляла Москве. Решение что делать, было за президентом США. Робинсон говорит, что рекомендовал установить импортный контроль для всех западноевропейских компаний, включая британскую John Brown Engineering, которая продолжала поставки Москве, несмотря на возражения Штатов.

Контроль импорта означает резкую эскалацию экономических санкций. Некоторые считают это экономическим эквивалентом ядерного удара. Импортный контроль для компании-нарушителя полностью закрывает рынок США: финансовый, рынок сбыта и услуг. Пять компаний из Германии, Франции, Италии и Великобритании в обход запретов осуществляли поставки в СССР. Итогом принятых США мер стало банкротство трех компаний.

Именно результат импортного контроля в эскалирующей спирали конфликта заставил европейцев одуматься. Робинсон отмечает, что президент США не был заинтересован в поиске компромисса. Глава американского государства сказал, что снимет санкции, но взамен Европе придется установить потолок на поставки советского природного газа и утвердить его в Международном энергетическом агентстве, а также прекратить давать СССР субсидированные кредиты.

Все вышеперечисленное было сведено воедино в Уильямсбургской декларации. Вот почему саммит в Уильямсбурге по сей день имеет огромное значение.



Источник: http://m.ria.ru/world/20140417/1004116268.html
Категория: Статьи | Добавил: Digit (19.04.2014) | Автор: Роджер Робинсон
Просмотров: 92 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Сделать бесплатный сайт с uCoz