Криптовойны

Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Мои статьи [0]
Статьи [33]


Друзья сайта


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Приветствую Вас, Гость · RSS 23.09.2017, 01:14
Главная » Статьи » Статьи

Информационные войны против России

«ЦРУ активнейшим образом поддерживало всех советских диссидентов, — заявил в интервью «Однако» ветеран Службы внешней разведки Михаил Любимов. — Сотрудники Управления, разумеется, делали это не прямо, а через подставных лиц, через свою агентуру. Все организации, которые выступали за демократию, подпитывались ЦРУ, что бы ни говорили сейчас наши правозащитники».

Пришедший к власти Борис Ельцин почти сразу приобрел у западных СМИ репутацию героя, способствовавшего падению коммунизма, сторонника трансформации России в сторону демократии и рыночной экономики, а также стойкого приверженца свободы российской печати.

До сих пор во многих западных СМИ действия Ельцина преподносят как эталон, а Путина критикуют за то, что он отходит от демократических достижений ельцинской эпохи. Если проанализировать сообщения зарубежных газет начала 1990-х годов, можно обнаружить, что Ельцин в них представляет собой смесь героя, пламенного реформатора демократии и рынка и относительно безобидного пьяницы. «Мы не можем забывать ни на минуту, что пьяный Ельцин – гораздо лучше большинства трезвых российских альтернатив», - говорил о нем Билл Клинтон.

Собственно, США и их союзникам было чему радоваться – иностранные консультанты давали российским властям советы, как лучше реформировать экономику и двигаться к «демократии», а отечественные экономисты, воспитанные в духе неолиберализма, с удовольствием им следовали. 2 января 1992 года началась так называемая «шоковая терапия», было отменено государственное регулирование цен. Противники этой реформы до того, как она началась, предупреждали, что это приведёт к большим потерям в экономике, и что в восстановлении экономики США (после Великой депрессии) и развитии экономики Японии в послевоенный период главная роль отводилась государству.

К концу 1992 года резко увеличилась дифференциация жителей на богатых и бедных. За чертой бедности оказалось 44 % населения. К 1996 году промышленное производство сократилось на 50 %, сельскохозяйственное - на треть. Потери ВВП составили примерно 40 %. Спад промышленного производства был неравномерным. Относительно благополучная ситуация наблюдалась в топливно-энергетическом комплексе, чёрной металлургии. Иными словами, чем более сырьевой характер имела отрасль, тем меньший спад был в производстве продукции. Наиболее сильно пострадало машиностроение и высокотехнологичные отрасли. Объём продукции лёгкой промышленности сократился на 90 %.

В структуре экспорта резко выросла доля сырья: если в 1990 году она составляла 60 %, то в 1995 году увеличилась до 85 %. Экспорт высокотехнологичной продукции сократился в 7 раз. Производство сельскохозяйственной продукции сократилось примерно на треть. Если в 1990 году валовый сбор зерна составил 116 млн тонн, то в 1998 году был зафиксирован рекордно низкий урожай - менее 48 миллионов тонн. Поголовье крупного рогатого скота упало с 57 млн в 1990 году до 28 млн в 1999 году.

Тем временем, основу новой российской элиты составили прозападно настроенные экономисты и политики, которые больше думали не о том, как вывести страну из хаоса, а о том, как лучше управлять этим хаосом. Их компании и западные фирмы-партнеры выкупали обанкротившиеся заводы, вывозили из России технологии, материалы и оборудование. В результате приватизации, проведённой в 1992-1994 годах, значительная часть государственного имущества перешла в руки узкого круга людей, так как многие не понимали, что делать с ваучерами. По бросовым ценам продавались предприятия стратегического значения: например, завод ЗИЛ был продан за 250 млн долларов, в то время как его цена, по исследованиям экспертов, составляла не менее миллиарда долларов.

Уровень жизни людей катастрофически упал - с 25 места в 1990 году по уровню жизни Россия переместилась на 68 место в 2000 году., а армия, ВПК, промышленность и сельское хозяйство пришли в упадок.

На фоне всего этого появившиеся как грибы после дождя многочисленные «демократические» СМИ вещали о сброшенных оковах советского рабства и наступлении настоящей демократии, о свободе слова, прелестях западного образа жизни, о гуманитарных поставках американских окорочков, сухого молока и т.п.

Как рассказал в интервью радио «Эхо Москвы» Руслан Хасбулатов, возглавлявший в 1991-1993 гг Верховный Совет, при правительстве Ельцина работало около 100 американских консультантов и, наряду с прочим, они составляли перечень предприятий-банкротов, рассчитывая создать некое агентство, в ведении которого была бы большая часть промышленной базы России:

«85% всех предприятий Российской Федерации должны были быть банкротами. Потом я узнаю, что, оказывается, с помощью американских консультантов, а их там было у Ельцина чуть ли не 100 человек, был подготовлен проект указа Ельцина о том, что при президенте создается специальное агентство по предприятиям-банкротам, фактически вся экономика переходила таким образом в это агентство. И кто, вы думаете, планировался во главе этого агентства? Чубайс! Таким образом он бы становился выше президента и выше Верховного Совета, командуя всей экономикой. Мы бы, конечно, этого не допустили, но так оно было, так оно планировалось! … Когда Федорову, министру финансов, задали вопрос, почему он в 10 раз пытается сократить дотации сельскому хозяйству, вы знаете, что он сказал? Господа депутаты, наше сельское хозяйство никогда не было прибыльным и не будет, и нам не надо стремиться поддерживать его, мы будем продавать нефть и газ и будем закупать продукты питания за границей. Эта позиция была, и Федоров, как честный человек, это сказал, последующие министры этого не говорили, но вплоть до вступления ВТО вели эту линию».

Внешняя политика России последнего десятилетия прошлого века тоже была провальной. Строуб Тэлбот, первый заместитель Государственного секретаря США в 1994-2001, в своих мемуарах указывал на то, что в своей внешней политике «Ельцин соглашался на любые уступки, главное - успеть между стаканами…». Именно страстью Б. Н. Ельцина к спиртному и объясняется успех Б. Клинтона в достижении своих политических целей. Вот что об этом пишет в своей книге Тэлбот:

«Клинтон видел в Ельцине политического лидера, полностью сосредоточенного на одной крупной задаче, - вогнать кол в сердце старой советской системы. Поддержать Ельцина так, чтобы он преуспел в решении этой задачи, было, в глазах Клинтона (и моих собственных)? важнейшей целью, оправдывавшей необходимость смириться со многими куда менее благородными, а порой и просто глупыми вещами. Кроме того, дружба Клинтона и Ельцина сделала возможным для Соединённых Штатов достижение конкретных, трудных целей, которые не могли быть достигнуты через какие-либо другие каналы: ликвидация ядерного оружия на Украине, вывод российских войск из Балтии, получение согласия России на расширение НАТО, вовлечение России в миротворческую миссию на Балканах».

В этой связи стоит вспомнить, что в начале 1992 года советником по делам безопасности Полом Вулфовицем была сформулирована стратегия Соединенных Штатов в Евразии и на постсоветском пространстве. В ней говорилось о «необходимости не допустить возникновения на евроазиатском континенте стратегической силы, способной противостоять США». Что касается постсоветского пространства, «главной стратегической задачей США является недопущение создания на территории бывшего Советского Союза крупного и самостоятельного стратегического образования, способного проводить независимую от США политику».

Отдельно стоит упомянуть о проблемах, с которыми столкнулись российские спецслужбы. После 1991 года уволилось большое количество опытных сотрудников, не пожелавших смириться с «новыми веяниями». И действительно, было от чего хвататься за голову, если свежеиспеченный руководитель Вадим Бакатин в качестве «жеста доброй воли» рассказывает американцам, где в их Посольстве установлены «жучки». Но костяк кадров в спецслужбах все же сохранился, несмотря на критику со стороны СМИ, низкие зарплаты, отсутствие квартир и т.п., просто потому, что «кто-то ведь должен Родину защищать». Это в немалой степени поспособствовало тому, что страна все же выбралась из кризиса и справилась с большинством проблем. А проблем было немало, и главной из них стала угроза сепаратизма и распада России.

Западу было мало распада СССР, нужно было еще развалить и Россию – слишком уж большая и богатая ресурсами территория досталась новоиспеченной Российской Федерации. Именно в этом корни войны в Чечне, ее отделение (вместе со всем Северным Кавказом) должно было стать катализатором дезинтеграционных процессов на всей территории России.

Стоит отметить, что Кавказ же еще с середины 80-х годов прошлого века усиленно подпитывался деньгами и антироссийскими идеями. КГБ СССР после 1985 года регулярно отлавливало иностранную агентуру, распространявшую идеи сепаратизма на Северном Кавказе. Работа западных спецслужб привела в результате – к гражданской войне в России.

Ещё в сентябре 1991 года люди Дудаева разгромили в Грозном Верховный Совет Чечено-Ингушетии, председателем которого был сторонник ГКЧП Докку Завгаев. Председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов после этого отправил им телеграмму «С удовольствием узнал об отставке ВС республики». Американская пресса приветствовала эти события в Чечне, считая, что продолжением этого процесса станет распад Советского Союза, даже было опубликовано подложное предсказание Нострадамуса о возможности распада СССР (точнее, государства, отождествляемого с ним) на сорок государств. А «Лос-Анджелес таймс» и «Крисчен сайенс монитор» опубликовали некоторые подробности о депортации чеченцев в 1944 году.

После распада СССР Джохар Дудаев объявил о выходе Чечни из состава Российской Федерации и о создании Республики Ичкерии. И даже после этого, когда Дудаев прекратил платить налоги в общий бюджет и запретил сотрудникам российских спецслужб въезд в республику, федеральный центр официально продолжал перечислять Дудаеву деньги. В 1993 году на Калининградскую область было выделено 140 млн рублей, на Чечню 10,5 млрд рублей.

Российская нефть до 1994 года продолжала поступать в Чечню. Дудаев за неё не платил, а перепродавал за рубеж. Также Дудаеву досталось много оружия: 2 пусковые ракетные установки сухопутных войск, 42 танка, 34 БМП, 14 БТР, 14 легкобронированных тягача, 260 самолётов, 57 тысяч единиц стрелковой техники и много другого оружия.

Так, представители партии «Яблоко» в 1999 году обвинили Ельцина в том, что в Чеченской республике имеются многочисленные случаи похищения людей: «Он, Президент Ельцин, виновен в том, что в год, когда все мировое сообщество отмечало 50-летие Декларации прав человека и он, Президент Ельцин, объявил в России год защиты прав человека, в России на рубеже третьего тысячелетия возрождена работорговля, возрождено крепостное право. Я имею в виду тех 500 наших ребят, которые пленены, и каждый день это количество пленённых, к сожалению, не уменьшается, а возрастает… Это он, Президент Ельцин, виноват в том, что одной из моих избирательниц в День праздника международной солидарности трудящихся позвонили из Чечни, из Грозного, и предложили выкупить своего сына за 30 тысяч долларов, либо обменять на одного из пленённых чеченцев в российских тюрьмах, осуждённых чеченцев».

30 ноября 1994 года Б. Н. Ельцин принял решение о вводе войск в Чечню и подписал секретный указ № 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», начался чеченский конфликт.

Чтобы охарактеризовать отношение западных СМИ к войне в Чечне, достаточно отметить, что в новостных репортажах применительно к чеченским боевикам, устраивавшим теракты, они обычно вместо слова «террорист» употребляли формулировку «борец за свободу» (freedom fighter) или «повстанец» (rebel), причем последнее превалирует и до сих пор нередко используется. А что в их понимании означает Rebel? В английском языке это, пожалуй, одно из самых мягких и уважительных обозначений революционных партий. Ирландские сепаратисты – Rebel, бойцы армии генерала Вашингтона времен борьбы за независимость американских колоний от Англии – тоже Rebel. А вот боевики Аль-Каиды - это уже terrorists. Если посмотреть, как называли в репортажах CNN убийц из банды Бараева, можно обнаружить, что обозначений много, но почти все они очень нейтральные: «Chechen gunmen» - вооруженные чеченцы, Chechen guerrillas – чеченские партизаны, Chechen rebels – чеченские повстанцы, и даже Chechen dissidents – чеченские диссиденты.

А вот что написала BBC о Хаттабе: «For the FSB, he was an «international terrorist...an ideologist and organizer of terrorist activity… For the Chechen rebels, this fighter from the Middle East may in time be remembered mainly for his skillin leading the guerrilla war against Moscow» - Для спецслужб он был международным террористом, идеологом и организатором террористического движения. Для Чеченских повстанцев этот боец с Ближнего Востока со временем станет символом партизанской войны против Москвы».

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что в период войны в Чечне резко активизировалась российская «пятая колонна». Журналисты либеральных СМИ живописали неудачи российских войск и брали интервью у главарей чеченских бандформирований. Правозащитники живописали страдания чеченского народа и напрочь забывали о жертвах терактов – если о них и говорили, то исключительно обвиняя российские власти в том, что они это допустили. Такое уже было – начиная с 19 века российские либералы желали своей стране поражения в войнах, которые она вела, и злорадствовали, когда Россия терпела поражения.

Все-таки мы выиграли эту войну, хотя и с громадными потерями. Но информационная война не закончилась, она продолжилась и даже усилилась, тем более, что США в 1990-х гг осуществили ряд фундаментальных исследований в этой области, чтобы разработать методы ведения информационной войны в новых условиях, когда усилилась роль прессы и интернета. Поэтому здесь стоит отвлечься от изложения исторической фактуры и обозначить ключевые положения документов, согласно которым ведется современная информационная война.

Так, в августе 1995 года Национальным Институтом Обороны США была опубликована классическая работа в данной области Мартина Либики. В ней автор определил 7 форм информационной войны:

1. Командно-управленческая в современном значении нацелена на каналы связи между командованием и исполнителями и преследует целью лишение управления.

2. Разведывательная война - сбор важной в военном отношении информации (как нападение) и защита собственной.

3. Электронная война - направлена против средств электронных коммуникаций - радиосвязи, радиолокационных станций, компьютерных сетей.

4. Психологическая война - пропаганда, «промывание мозгов», информационная обработка населения. Либики разделил ее на 4 составляющие - подрыв гражданского духа, деморализация Вооруженных Сил, дезориентация командования и война культур.

5. Хакерская война - диверсионные действия против гражданских объектов противника и защиту от них (действия против военных расцениваются как электронная война). Действия хакеров могут привести к тотальному параличу сетей, перебоям связи, введению случайных ошибок в пересылку данных, хранению информации и услуг (несанкционированным подключениям к сетям), тайному мониторингу сетей, несанкционированному доступу к закрытым данным с целью шантажа. Оружие хакеров - компьютерные вирусы.

6. Экономическая информационная война. У нее две формы - информационная блокада и информационный империализм. Под блокадой подразумевается, прежде всего, перекрытие каналов коммерции (по аналогии с запретом на «физическую» торговлю). Взлом банковских сетей в эту категорию не входит (это категория хакерской войны). Информационный империализм - часть общей политики экономического империализма.

7. Кибервойна - отличается от «обычного» хакерства. Это захват компьютерных данных, позволяющих выследить цель (либо шантажировать ее).

Одновременно с этим Министерство обороны США в 1995 году заказало известной «Рэнд Корпорэйшн» выполнение работ в сфере информационной войны. Их целью было определение ключевых характеристик и особенностей применения информационного оружия; уяснение возможного его влияния на национальную безопасность; выявление основных направлений деятельности в этой области; укрепление национальной безопасности и усиление технологического превосходства в области создания информационного оружия; координация деятельности научных и промышленных организаций при определении основных направлений совершенствования стратегии обеспечения безопасности национальных информационных систем. Результаты этих работ должны были послужить основой при обозначении роли и места информационного противоборства в национальной военной стратегии США, и в 1996 году их представили в отчете MR-661-OSD (Strategic Information Warfare. A new face of War).

В этом документе впервые, вследствие осознания возможностей информационного оружия, появился термин Strategic Information Warfare – «стратегическое информационное противоборство». Такое противоборство, согласно заявлениям авторов отчета, представляет собой «использование государствами глобального информационного пространства и инфраструктуры для проведения стратегических военных операций и уменьшения воздействия на собственный информационный ресурс». Появление подобной терминологии существенным образом отличается от официальной трактовки информационного противоборства, закрепленной в директиве министерства обороны США DOD S 3600.1 (декабрь 1992 года), которая рассматривала его в достаточно узком смысле, в виде подобия радиоэлектронной борьбы. В отчете говорится о том, что учитывая определение войны, данное Клаузевицем («война есть продолжение политики другими средствами»), глобальные противоречия требуют новых средств и методов их разрешения - стратегического информационного противоборства.

Суть понимания процессов ведения стратегического информационного противоборства отражена в отчетах корпорации, выполненных в 1998 году: MR-963-OSD (The Day After... in the American Strategic Infrastructure) и MR-964-OSD (Strategic Information Warfare Rising). В них на основе выполненных ранее исследований о роли и месте информационного противоборства, а также анализа современного состояния в этой области предпринята попытка прогноза динамики формирования ситуации в мире. Рассматривается ряд возможных путей развития, в том числе завоевание Соединенными Штатами господства в области ИП, создание элитарного клуба государств обладателей средств информационного противоборства и ряд других.

Ключевым понятием, введенным в отчете MR-964-OSD, является классификация стратегического противоборства на первое и второе поколение. При этом стратегическое ИП первого поколения рассматривается наряду с традиционными средствами противоборства (ядерными, химическими, биологическими и другими). Подчеркивается, что оно больше ориентировано на дезорганизацию деятельности систем управления и проводится скорее как обеспечение действий традиционных сил и средств. Дальнейшее изучение проблемы привело к введению понятия «стратегического информационного противоборства второго поколения» (2nd Generation Strategic Information Warfare). В отчете это понятие определено как «принципиально новый тип стратегического противоборства, вызванный к жизни информационной революцией, вводящий в круг возможных сфер противоборства информационное пространство и ряд других областей (прежде всего экономику) и продолжающийся долгое время: недели, месяцы и годы». Отмечается, что развитие и совершенствование подходов к ведению стратегического ИП второго поколения в перспективе может привести к полному отказу от использования военной силы, поскольку скоординированные информационные акции могут позволить обойтись без этой крайней меры. Авторы подчеркивают, что если последствия стратегического ИП первого поколения еще могут быть прогнозируемы с использованием существующих методик, то последствия действий средств второго поколения противоборства предсказать гораздо сложнее.

В качестве приложения к отчету приведены два сценария возможных событий, полученных с использованием все той же методики «The Day After...» . Первый основан на результатах оценки стратегического ИП первого поколения в конфликте между Китаем и Тайванем в период до 2010 года. Второй рассматривает ведение стратегического ИП России и США в период до 2010 года. Этот сценарий основан на том, что Россия разворачивает сложную операцию по манипулированию экономической ситуацией на рынке энергоносителей (нефть и газ), рассчитанную на несколько лет и направленную на достижение превосходства над США путем навязывания своей экономической политики на рынке энергоносителей. В операции, помимо средств специального программно-математического воздействия на информационные системы кредитно-финансовой сферы Запада, манипулирования информацией в средствах массовой информации, задействованы также дипломатические меры влияния на других поставщиков энергоносителей, а также манипуляции с валютными системами государств (евро и доллар).

Совершенно очевидно, что при всей своей новизне понятие «информационного противоборства второго поколения» формально обозначило цели ведения информационой войны на государственном уровне, которые ставили перед собой спецслужбы США еще во времена «холодной войны».

По сути, «информационное противоборство второго поколения» предусматривает:

-создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию противника;

- манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения страны с целью создания политической напряженности и хаоса;

- дестабилизация политических отношений между партиями, объединениями и движениями с целью провокации конфликтов, разжигания недоверия, подозрительности, обострения политической борьбы, провоцирование репрессий против оппозиции и даже гражданской войны;

- снижение уровня информационного обеспечения органов власти и управления, инспирация ошибочных управленческих решений;

- дезинформация населения о работе государственных органов, подрыв их авторитета, дискредитация органов управления;

- провоцирование социальных, политических, национальных и религиозных столкновений;

- инициирование забастовок, массовых беспорядков и других акций экономического протеста;

- затруднение принятия органами управления важных решений;

- подрыв международного авторитета государства, его сотрудничества с другими странами;

- нанесение ущерба жизненно важным интересам государства в политической, экономической, оборонной и других сферах.

Собственно, с начала 2000-х гг мы как раз можем наблюдать реализацию этого подхода в отношении России и ряда бывших республик СССР, в том числе Украины. А занимается этим интересная структура, созданная директивой президента США PDD-68 от 30 января 1999 года, под названием International Public Information Group (IPI). В задачи этой организации входит профессиональное использование разведывательной информации в целях оказания влияния «на эмоции, мотивы, поведение иностранных правительств, организаций и отдельных граждан». Разумеется, большую роль в создании этого агентства сыграло разведсообщество, и, прежде всего, ЦРУ.



Источник: http://sluzhuotechestvu.info/index.php/gazeta-sluzhu-otechestvu/2014/mart-2014/item/1172-%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D1%80%
Категория: Статьи | Добавил: Digit (28.04.2014) | Автор: Александр Данилов
Просмотров: 110 | Теги: информационная война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Сделать бесплатный сайт с uCoz