Криптовойны

Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Мои статьи [0]
Статьи [33]


Друзья сайта


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2017, 04:53
Главная » Статьи » Статьи

Идеологические диверсии - часть психологической войны

С 60-х годов в свет стали выходить издания, в которых "идеологические диверсии" не только присутствовали как понятие, но и анализировались как явление. Первое место в советской библиографии занимали документы пленумов, съездов КПСС по широкому кругу идеологических вопросов, без ссылки на которые немыслимо было представить любую книгу во всех сферах знаний. После выхода в свет этих документов издавалась специальная литература, в которой исследовались общие вопросы идеологической деятельности КПСС, степень ее эффективности, социальное творчество масс и борьба идей, результативность устной коммунистической пропаганды, идеологической борьбы на мировой арене, роль идеологии в перестройке сознания людей в условиях борьбы с буржуазными пережитками.

Основные тенденции в изучении вопросов, связанных с идеологической борьбой, определились еще в начале 60-х годов. Вышедшие в свет первые такие работы развивали тезисы, изложенные в материалах июньского (1963 г.) пленума ЦК КПСС и были посвящены прежде всего идеологическим диверсиям международного империализма во главе с США. Ряд ученых рассмотрели их роль и место в психологической войне против Советского Союза, влияние на подрыв политики мирного сосуществования между государствами с различными социально-экономическими системами. Считалось, что проведение идеологических диверсий было вызвано тем, что наши оппоненты не смогли противопоставить научному социализму что-либо более убедительное.

Впервые понятие "идеологические диверсии" было введено в советский политический лексикон в 1919 г. в период борьбы с контрбольшевизмом и военной интервенцией стран Антанты. После 60-х годов уже всю буржуазную идеологию отождествляли с идеологическими диверсиями империализма.

Издания 70-х годов расширили круг вопросов, исследуемых в связи с идеологическими диверсиями. Даже научный обмен рассматривался как возможность для их осуществления, не говоря уже о специальном подборе социально-политической информации в зарубежных СМИ.

Некоторые ученые проанализировали классовую направленность, функции, методы идеологических диверсий, их теоретические основы, сформулировали методы борьбы с ними. Идеологические диверсии рассматривались ими как одно из наиболее опасных проявлений психологической войны. Была обоснована точка зрения на них как на подрывные акции многоразового использования и многоплановые по своей структуре, т.к. в них прослеживались различные уровни, связи и переплетения с политикой, экономикой, социальными, идеологическими процессами.

В 80-х годах изучение вопросов, связанных с идеологическими диверсиями, было продолжено. Так, появились две работы, отделенные друг от друга интервалом в несколько лет, в которых рассматривались основные направления использования идеологических диверсий апологетами украинского буржуазного национализма. Еще в одной монографии были проанализированы функции, основные направления, содержание, характерные черты идеологических диверсий в условиях разрядки международной напряженности. Главное внимание в ней было уделено исследованию предпосылок организации идеологических диверсий, анализу их целевых установок, направленности, форм проявления. По мнению автора, они включают идеи, концепции, доктрины, теории, которыми "окрашиваются" те или иные акции, операции, задачи, цели. Идеологические диверсии рассматриваются как метод политической борьбы, хотя отмечается их производность от сферы идеологии, выражающейся в антисоциалистическом, антисоветском содержании.

В другой работе было проанализировано применение зарубежными радиостанциями идеологических диверсий в периоды, предшествовавшие Второй мировой войне, во время Второй мировой войны и после нее. Автор исследовал ряд причин, по которым порой срабатывали идеологические диверсии: наличие в СССР лиц, чей образ противоречил советской морали, законам, недостаточность знаний, политические заблуждения, религиозный фанатизм, националистические пережитки, моральное разложение, влияние житейских трудностей и т.д. Еще одна брошюра была посвящена радиопропаганде, которая велась по многочисленным каналам.

Идеологические диверсии против советской молодежи рассматривались как инструмент классово-политической борьбы, представляющий систему средств, форм и методов воздействия на сознание, политическое, нравственное поведение советских граждан, общественные отношения в СССР. В одной из монографий были проанализированы теоретические взгляды оппонентов на национальные отношения, раскрыты их классовая сущность, генезис, политическая направленность, сферы применения, масштабы распространения, т.е. вопросы, которым в научной литературе в то время уделялось недостаточно внимания.

Эти работы позволяют выявить связь идеологических диверсий с пропагандистской, идеологической, психологической, информационной, холодной войнами. Они, как уже говорилось, отождествлялись со всей буржуазной идеологией. Но не все буржуазные идеологи были идеологическими диверсантами. Никто из великих буржуазных просветителей, ученых, музыкантов, поэтов, писателей не занимался разработкой и осуществлением идеологических диверсий с целью помочь своему национальному правительству в реализации геополитических планов.

Христианская идеология также рассматривалась советским руководством как составная часть буржуазной идеологии. В работах советских авторов религия рассматривалась не иначе как духовный пережиток прошлого, идеологический дурман, мешающий строить новое, самое передовое в социально-экономическом плане общество. В то же время основные тезисы морального Кодекса строителя коммунизма, например, "Кто не работает, тот не ест", "Знание - сила", были взяты именно из Библии, Ветхого Завета, Нагорной проповеди Иисуса Христа.

И все же в методологическом и методическом планах в советский период было многое сделано в изучении проблем манипулирования общественным сознанием. Советские исследователи шли от зарубежных разработок. Их изучали, пересказывали, цитировали, но своего, оригинального, на таком же научном уровне советским идеологам создать не удалось. Научные исследования национального масштаба не могут не учитывать свои геополитические данности (физическая география, национальный характер, национальные традиции, культура, духовность). В работах зарубежных авторов, несмотря на достаточно разработанный в них понятийный аппарат, нет точного объяснения, как же все-таки рождаются идеологические диверсии, пропагандистская, информационная, идеологическая, психологическая, холодная войны, что закладывает возможности различного масштаба ошибок в осуществлении таких операций на практике. В их русле следовали и советские исследователи.

Кроме того, если судить по их работам, то основоположниками теории и практики идеологических войн были зарубежные авторы. Это лишь свидетельствует о пренебрежении к отечественной науке или незнании ее. Науку невозможно двигать вперед, ограничиваясь лишь опытом одного периода в развитии собственной страны, не изучая своих предшественников в отечественном и мировом масштабе.

Во время Отечественной войны 1812 года Генеральный штаб России разработал и активно применял на практике свои инструкции по защите от информационно-идеологических воздействий наполеоновской армии и ведению информационно-идеологической работы среди населения освобожденных стран. Такие работы появились в России и в начале XIX века. В русской армии соблюдалась традиция, в соответствии с которой офицеры Генерального штаба ежегодно представляли доклады о своих научных исследованиях на специально устраиваемых для этого заседаниях. Были работы и по проблемам воздействия на человеческое сознание, управления людьми. Так, русские офицеры А. Зыков, А. Резанов предвидели, какие беды могут принести России такие воздействия, выступали с докладами на основе исследования опыта военной психологии, например, на такие темы, как армия и толпа, управление людьми.

Они понимали, что противник может в нужное для него время использовать информационно-идеологические воздействия, чтобы изменить государственное устройство противоборствующей стороны, сделать ее неспособной для сопротивления, заставить исполнять чужую волю. После 1917 г. об этих исследованиях и не вспоминали. Советские исследователи ответы на все вопросы в сфере манипуляций общественным сознанием искали в основном в зарубежном опыте, относившемся, как правило, к периоду Второй мировой войны.

В современных условиях, когда США успешно применяют для решения своих геополитических операций "бархатные", "оранжевые", "розовые" "революции", невольно вспоминаются работы офицеров российского Генерального штаба по проблеме "толпа и управление ею". Странно только, что в российских условиях их теоретические разработки не получили должного применения на практике. Можно лишь надеяться, что работы офицеров российского Генштаба, созданные на основе российского национального менталитета, российских геополитических данностей, все же будут изучены не хуже, чем зарубежные.

Но и зарубежный опыт тоже изучался, очевидно, довольно поверхностно. Например, в работах ряда американских авторов изложен опыт разработки и реализации информационно-идеологических воздействий не только на противников, но и на союзников для достижения национальных интересов США. Все, о чем они открыто писали, успешно применялось и против СССР.

В трагическом для нашей страны исходе первых месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. исследователи усматривают только военно-стратегические просчеты Сталина. Одна из причин - и в этом. Однако у той катастрофы есть и свое информационно-идеологическое обоснование. До сих пор эта сторона проблемы не исследуется, по крайней мере в России, как будто бы мы вступили в безмятежную, бесконфликтную эпоху.

Успех гитлеровского вермахта в начальный период войны с СССР был обеспечен благодаря прежде всего внезапности нападения, которая была достигнута информационно-идеологическими воздействиями гитлеровской Германии на все социальные слои СССР. О приготовлениях Германии к войне советское военное руководство было хорошо информировано. Но тем не менее оно вынуждено было следовать приказам Сталина не отвечать на них контрмерами.

То есть информационно-идеологические воздействия гитлеровского руководства достигли стратегической цели: советское руководство, вопреки уже трудно скрываемым планам Гитлера, даже в приграничных с СССР регионах следовало заверениям гитлеровского руководства, его пропагандистского аппарата в том, что Германия не нападет на Советский Союз.

Нежелание вступать в войну не отменяет обязанности оказывать сопротивление нападающей стороне. Страус при виде очевидной опасности старается не сопротивляться, а спрятать голову в песке. Тем скорее он ее теряет. Партийно-советское руководство перед 1941 годом придерживалось "страусиной" политики, стратегии и тактики, закономерным итогом чего должна была стать гибель СССР. Не стала потому, что в первую очередь русский народ в своих генах, сознании, душе сохранил ответственность за судьбу Отечества. И исправил, казалось бы, уже непоправимые ошибки Сталина, утопил в своей крови гитлеровскую армию, добился капитуляции фашистской Германии. Этот факт так потряс Сталина, что еще в ходе Великой Отечественной войны ряд российских национальных традиций, например военных, религиозных, был им восстановлен.

Американские исследователи в своих работах называют СССР крайне идеологизированным государством. Почему же тогда партийно-советское руководство проиграло идеологическую войну с буржуазной идеологией? И могла ли выиграть эту битву с фашизмом страна, которую ее руководство рассматривало как охапки хвороста в костер мировой революции?

Со временем проработка документов партийных съездов, книг советских идеологов даже в системе партполитпросвещения стала формальным делом, а борьба против идеологических диверсий империализма, так и не начавшись должным образом, стала придворной политической модой, обязательной словесной трескотней, а не защитой информационно-идеологического пространства страны. Одними лишь выступлениями генсеков, других партийных лидеров, ученых, использовавших в своей риторике основные положения самого "передового" в мире учения - марксизма-ленинизма, такую защиту без соответствующих практических мер нельзя было создать.

Когда СССР объявили развитым зрелым обществом, в котором окончательно победил социализм, в Афганистане с упорством, достойным лучшего применения, повторяли ошибки, допущенные партийно-советским аппаратом и на заре советской власти, и в ходе всех этапов построения советского общества. На основе этих идеологических концепций велись и советские информационно-идеологические воздействия на население Афганистана. Ошибки в стратегии, тактике ведения войны в Афганистане и в осуществлении информационно-идеологических воздействий на местное население стали главными причинами и вывода советских войск из Афганистана, и потери геополитического влияния на эту ранее традиционно дружественную страну. В итоге геополитический вакуум в регионе заполнили Соединенные Штаты Америки.

Феномен идеологических диверсий, фундаментально отраженный в советской библиографии, представляет не только исторический, но и практический интерес для всех, кто работает над проблемой защиты информационно-идеологического пространства страны. Помимо обязательной для того времени подобострастной словесной мишуры, в работах советских исследователей в сфере идеологии есть канонические научные подходы к решению вечных проблем манипуляции общественным сознанием в мирное и военное время. Эти разработки не утратили и вряд ли утратят свое значение в ближайшем будущем. Поэтому содержащиеся в них методологию, методику было бы неразумно не использовать в защите российского информационно-идеологического пространства от специальных информационно-идеологических воздействий.

Англичане лет пятнадцать исследовали работу геббельсовского пропагандистского ведомства, которое, по оценке специалистов, работало как швейцарские часы. В разработке проблем безопасности российского государства в целом и защиты его информационного пространства в частности тоже надо использовать весь имеющийся опыт - как зарубежный, так и наш, отечественный. Хотя зарубежный опыт необходимо критически анализировать через призму своих собственных геополитических данностей.



Источник: http://vpk-news.ru/articles/3293
Категория: Статьи | Добавил: Digit (02.02.2015) | Автор: Леонид Баринов
Просмотров: 205 | Теги: война, идеологическая война, идеология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Сделать бесплатный сайт с uCoz